Adler's grin

“Welcome to Moscow, Nathan Adler!”

Именно в эти дни, 12 лет назад, наш Великий и Прекрасный посетил Москву в третий  (и, на данный момент, в последний)  раз. В отличие от экзотически-туристических первых двух визитов, третий, как известно, был одним из пунктов европейского тура Outside и логически завершился концертом. В первый раз он был Зигги, во второй - Герцогом, а теперь - Натаном Адлером.
Нескольким членам московского фан-клуба удалось встретиться с пришельцем не только на самом концерте, но и в аэропоту, а также в номере гостиницы. Вот их рассказ... 

15 июня 1996,  Шереметьево-2
Мисс Икс:  ...Вдруг дверь на балконе распахнулась и оттуда хлынула черная туча журналистов, охраны и несколько наших, самых смелых, с фотоаппаратами и камерой. И вот в этой толпе, несущейся с лестницы, сверкнула улыбка. Прямо на меня шел невысокий человек, худой, ужасно бледный, с отчаянно рыжими волосами, в черной коже, с хозяйственной сумкой в руках и ослепительно улыбался. Мы с Лизой (она с цветами) стояли как два истукана. Наконец, когда до меня немного дошло, что это и есть Боуи, вполне реальный, я с трудом выдавила: “Welcome to Moscow, Nathan Adler!”
Он засмеялся, а переводчица начала торопливо обьяснять ему что-то про русскую традицию. Я напрочь забыла про заготовленные фразы и впилась глазами в его лицо. Дэвид радостно схватился за огромный ломоть каравая (предусмотрительно отрезанный заранее), обмакнул его в соль и, облизнувшись, запихнул в рот сколько влезло. Я, честно говоря, не ожидала этого, думала, что он откусит ради приличия и положит обратно. Он с аппетитом жевал (не кормили их, что ли, в полете?), а я неестественно широко улыбалась, не в силах вымолвить ни слова.
Рядом с ним я ощущала себя просто Ноной Мордюковой — такой он был худой, бледный и трогательный. Дожевав, Дэвид воскликнул: “Oh! It’s very tasty, thank you!”, протянул руки и ухватился за поднос с хлебом-солью. Вы только представьте — Дэвид Боуи тянет каравай на себя, а я на себя; и, все так же широко улыбаясь, думаю: не отдам бабушкин рушник!
Видимо, переводчица подсказала ему, что все-таки не надо хватать весь каравай, или, скорее всего, Дэвид сделал просто красивый жест, что принял угощение. Он засунул в рот оставшийся кусок ломтя; тут подошла Лиза с цветами, Дэвид и набитым ртом сказал ей “Hello!” после чего вся процессия начала потихоньку двигаться к выходу. Какое-то время я шла рядом с ним, поздно вспомнив про диск и маркер, пока между нами вклинился “великий сказочник” Троицкий и пытался поговорить с Дэвидом, но у того рот был занят нашим караваем. Зная манеру Боуи обращаться с цветами, мы не ожидали, что он так прижмет их к груди. Эрик, телохранитель Дэвида, переживший ужасный момент с караваем (а вдруг траванут?.. а вдруг бомба?..), усадил Боуи под белы ручки в машину и, кажется, облегченно вздохнул. Мелькнув номерами, лимузин уехал, а мы остались в задумчивости дожевывать каравай... “Ребята. Что это было?”...

                              

Все впечатления о тех невероятных днях и подробности нелёгких испытаний, выпавших участникам фан-клуба, можно прочитать
 на сайте Rockisland  (текст фанзина AFTER ALL 3 '96)  и на сайте LexxLight  (текст Larry_L).  Здесь я привожу только несколько фрагментов. 

Итак... Три дня, казалось, совершенно безнадёжного ожидания у Палас Отеля завершились днём 18-го июня...
 
Элиза: ...И тут охранник, его личный телохранитель то есть, по имени Эрик с милой английской улыбкой сказал: "Шесть человек". Что "шесть человек"?-- не поняли мы. "Он примет вас у себя в номере". Слова очень медленно доходили до сознания. В некоторых случаях вообще не доходили. Что? В номер К кому? К Боуи. Почему шесть человек? Ах, не шесть, а по шесть!.. Тем более непонятно. Когда первая шестерка, шатаясь, вошла в отель, остальных уже трясло. Все выстроились в очередь, как когда-то за колбасой. Еще шесть!
Стоп! Стоп! А те-то где? Почему еще шесть? Куда дели предыдущих?! В голову закрадывались страшные подозрения. Не иначе как Маэстро забыл декорации к Outside. А декорации-то в виде расчлененных трупов, насколько помните.
Когда вошли в номер, неожиданное отсутствие как трупов, так и Боуи удивило. Вместо этого в тесном номере ютились предыдущие люди. М-да, чудеса; захотелось куда-нибудь поскорее сесть — ноги уже не держали, умственное помешательство было гарантировано...

                              
Эксклюзивные фотографии встречи с фанатами принадлежат Larry_L и взяты отсюда

Мисс Икс:  Боуи появился с английской точностью. Улыбаясь в 52 зуба, он пожал нам руки, потерявшие чувствительность от волнения, и сел на диванчик. Мы никак не могли понять, что же происходит, и сумасшедшими глазами смотрели на этого рыжего, который все время смеялся над своими же словами. Мы тоже смеялись, но больше на нервной почве. Мальчишки первыми начали приходить в себя и стали задавать вопросы. Дэвид отвечал с удовольствием, очень обстоятельно и подробно. Нас буквально покорила его фраза: "Можно, я вас сфотографирую?" Я представляю себе этот снимок: 35 готовых клиентов Кащенко.
Маша и Лиза вручили ему два художественных альбома от нашего клуба, в том числе "Женский портрет в русском искусстве" с подписью на титульном листе: "Pritty Pink Roses". Он поржал и сказал: "Сколько подарков! Вот бы каждый день так!"
Тут я первая не выдержала и протянула ему маркер: "David, please..." И получила автограф. Было очень приятно, когда, подписывая, он чисто по-русски повторил мое имя: "Катя!" Вообще, Дэвид был исключительно внимателен ко всем. И даже попросил нас написать адрес Клуба, "Чтобы я мог присылать вам информацию". Ему был торжественно вручен наш журнал о нем, который он очень внимательно рассмотрел, и членская карточка за номером первым. При этом у него была такая трогательная физиономия!..

                              

Мы старались навеки отпечатать в мозгу его образ. Это плохо получалось, так как было невозможно объять необъятное. Поэтому мы запоминали его по частям: кто-то глаза и зубы, кто-то прическу и нос. Кому-то лучше всего запомнились часы на прозрачном ремешке, кому-то ботинки и мокрая майка (бедняга был несколько нездоров и покрылся испариной). Я же не могла оторваться от его глаз — искрящегося прозрачно-голубого и карего, почти неподвижного. Фантастическое зрелище! А когда он отвечал на мой вопрос и смотрел глаза-в-глаза, со мной случилась белая горячка. Поверить в то, что это — Дэвид Боуи, тот самый Великий и Ужасный, потрясающий мир больше 30 лет, невозможно было ни в этот момент, ни даже сейчас, по прошествии двух месяцев, когда, казалось бы, страсти уже должны улечься. Как верно заметила Лиза: "Я даже не пытаюсь осознать, что это было на самом деле. Потому что если я поверю в это — я сойду с ума". Настолько невероятен сам факт.
Это пришелец, постоянно меняющий форму, материализовавшийся рядом с нами, удачно замаскировавшись под рядового землянина. Нечеловека в нем выдавали лишь знаменитые разноцветные глаза. И хоть он и оказался в общении необыкновенно милым и обаятельным парнем, придя домой, я нарисовала Дэвида в образе черта, связанного своим же собственным хвостом. Так что, дорогой, как ни маскируйся, а уж сущность свою не скроешь!

                              

Larry_L: ...Худощавый, подвижный, улыбающийся, с непривычными для нас короткими пронзительно рыжими волосами, посвежевший и вообще выглядящий очень бодро и подтянуто, в джинсах и такой же рубашке.
Те, кто имели фотоаппараты, щелкали без остановки. Как они потом говорили – не понимая, что делают, и что снимают, и снимают ли вообще… Дэвид прошел сквозь нас, занял единственное в номере кресло у окна в углу. Бодигард развалился на кровати, цепко наблюдая на нами…
Сначала все растерянно молчали. Потом один из клубовских мальчишек очнулся и заговорил (увы, речь Дэвида я еще понимала, а вот этого парня – нет, слишком быстро и невнятно). Посыпались вопросы, стандартные (о планах, как ему понравилась Москва; что, на его взгляд, изменилось с его прошлого визита, какие песни будут на концерте), и не очень стандартные...
Ребята завалили Дэвида подарками и сувенирами: путеводитель по архитектуре Москвы, альбом портретов русских женщин (кто-то слышал, что ему это интересно, оказалось, и правда интересно), несколько выпусков клубного журнала… Многие дарили еще какие-то мелочи лично от себя: открытки, статуэтки… Завалили всю тумбочку и колени Дэвида.
Нашлось несколько человек, достаточно бойко говорящих по английски, остальные слушали, вставляли в меру сил свои фразы. Тем, кто не мог сказать ни слова, переводили другие…
Стоящие в заднем ряду продолжали из-под полы фотографировать. Бодигард старался выглядеть сурово, грозил пальцем и периодически хватал кого-нибудь за руку. Мы мило улыбались, извинялись и продолжали подпольную деятельность. Которая в конце-концов была замечена и Дэвидом. Его реакция была для нас полной неожиданностью: он хитро усмехнулся и со словами: I can play this game, достал из нагрудного кармана фотоаппаратик чуть больше спичечной коробки - щелк!

                                             

Дэвида интересовало, чем именно занимается клуб, удивило то, что кое-кто из нас из других городов.. Рассказывал о турне, фанах в других странах, своих планах (немножко), спрашивал, что дословно говорилось по нашему ТВ о предстоящем концерте и о нем…
Потом было массовое сумасшествие при получении автографов, не у всех были фото, тут же в задних рядах делились имеющимся, менялись, проталкивались вперед, пытались что-то сказать, пошутить…
Дэвид пытался подписать все фото поименно: for имярек от… С этим тоже было много смеха, т.к. спеллинг имен воспроизводили хором и все по-разному. Например, в моем имени в результате вместо положенных 4 букв образовалось 8 (которые можно ясно различить, плюс плохоразличимые), кажется, гласные перебрали вообще все, причем Дэвид принимал в этом звукотворчестве активное участие, перебирая знакомые ему созвучные имена и со смехом гадая.
Вряд ли кто-то из нас следил за временем, но чувствовалось, что дело идет к концу.
В массах родилась мысль попросить Дэвида исполнить на концерте песню специально для нас. Шепотом было проведено голосование. В итоге выдвинутый вперед представитель озвучил нашу просьбу: "My death" (1973). Дэвид аж сбился с речи и опешил, было от чего: и от нашей наглости, и песня малоизвестная… Начал вежливо объяснять, что программа установлена заранее, изменить нельзя и т.д. и т.п.
Посмотрел на наши вытянувшиеся мордочки, пошептался с бодигардом, тот куда-то шустро убежал. 

                                           

Стали потихоньку прощаться. Точнее, Коко объявила, что Дэвиду пора, тот покивал, а мы с самым невинным видом затягивали момент прощания, сочиняя какие-то невразумительные вопросы и пожелания. Долго это, увы, не продлилось. Коко решительно раздвинула наше скопище, выудила Дэвида и нацелила его к двери, мы обреченно расступились.
Когда Дэйв почти дошел до дверей, навстречу ему из коридора вбежал бодигард. Дэйв резко развернулся к нам, начав что-то говорить. Но ему не суждено было это сделать с первой попытки, т.к. народ, потянувшийся вслед за Дэйвом к выходу, остановился не сразу, кто-то налетел на меня, стоявшую в тот момент ближе всех к двери… В общем, меня аккуратно впечатали лбом в грудь Дэвида, прижали и так зафиксировали. (за спиной Дэвида – бодигард, которому вообще некуда деваться, т.к. он аккуратно закрыл за собой дверь). Через несколько секунд все тела приняли более-менее нормальное распределение по имеющемуся объему номера, Дэвид продолжил говорить что-то прощально-жизнеутверждающее.
Оказалось, попутно кто-то пожаловался Коко на дороговизну билетов, особенно по сравнению со студенческими кошельками… Вот Дэвид и решил напоследок наделить присутствующих билетами. Может, это и не особо добропорядочно, но у меня с тех пор хранится 2 билета (фигу я дала контролеру при входе в зал надорвать хоть уголок!).
А когда выбрались из гостиницы, совершенно ошалевшие и делились впечатлениями, общий выдох был - Рыыыыыыыыыженькииииий!
Другие мысли вернулись только где-то через полчаса, да и то только после пары пива.

                                     

А  вечером  18-го  в  19.00  был  концерт...
Larry_L:  Хотя в кассах билеты исчезли уже давно, но в переходах повсюду стояли перекупщики и продавали билеты из-под полы - первый неприятный сюрприз этого вечера.
На входе досматривали сумки и строго следили, чтобы каждый мог пройти только в свою часть зала. Нас разделили, у большинства были билеты на балконы, у некоторых - в глубине партера под балконами.
В отличии от привычной нам всем теперь обстановки на концертах рок-музыкантов, в фойе почти не было ни групп жизнерадостной молодежи, ни продажи сопутствующих приятных мелочей (плакатов, футболок, значков и т.д.). Разделенная с друзьями в такой непривычной пустоте, я чувствовала себя несколько не в своей тарелке. На глаза постоянно попадались люди с выражением лиц до крайности противоречившим моему внутреннему состоянию: холеные, высокомерные, скучающие. Позже мне объяснили, что посетить явление Боуи в Москве было делом престижа для отечественного бомонда. Чтобы назавтра где-нибудь скучающим тоном упомянуть между делом: да я вот вчера на Боуи ходил, позавчера - на экспрессионистов...
В зале между рядами ходили подтянутые серьезные молодые люди, строго следившие, чтоб никто не прошел к сцене ближе ряда, определенного его билетом.
      

Наконец ожидание закончилось, зазвучала музыка, в зале погас свет и с небольшим опозданием концерт начался.
Сначала я даже не поняла, что за песня звучит. Настолько живое исполнение отличалось от студийных записей. Описывать поток эмоций - гиблое занятие.
На сцене - яркий свет, в зале темнота. Со сцены видно только несколько первых рядов. А там - упитанные, не особо блещущие умом физиономии, сотовые периодически звонят (тогда наличие сотового тоже было признаком статуса), кое-где пустые места. В первом ряду по центру сидела пожилая матрона в бриллиантах с дитем лет семи, которое безостановочно пожирало чипсы из пакетов. Где-то в середине концерта эта парочка просто встала и через весь зал пошла к выходу. В общем, нетрудно представить впечатления Дэвида от приема, с учетом, что партер считал, что хлопать - это ниже их достоинства, а вопли и аплодисменты с балкона до сцены долетали в очень жидком виде.
Многие фаны пытались пробраться в течении концерта с балкона в партер, но не всем это удалось, так как охраны было, кажется, даже больше, чем фанов. Мне посчастливилось не только попасть в партер, но и, пересаживаясь с одного места на другое, добраться аж до четвертого ряда. Учитывая мое плохое зрение это было очень кстати.
Звучала музыка, новые и старые песни. На сцене был Дэвид, и все остальное в этом мире терялось где-то на окраинах сознания.
Время концерта шло к концу.
И вдруг:
"Я думаю, что то, что я вижу здесь (показывает в освещенные первые ряды) - это мамаши и папаши, а те, для кого происходит все это - где-то там в темноте. Вы просили и эта песня для вас".
И зазвучало вступление к нашей песне.
Песня 1973 года звучала в обработке под Outside (это очень непривычно, как "В лесу родилась елочка" в исполнении, допустим, Rammstein), другие инструменты и музыканты (которые, вполне возможно, никогда не исполняли эту вещь). Несколько секунд вообще звучал случайный набор звуков, но затем они сыгрались. И это была наша песня. Именно для нас!
Все зло на абсурдность, неуместность многих лиц в этом зале, обида за Дэвида куда-то исчезли. Он прекрасно понимал, что мы - это мы (а они - это лишь они).
Зажегся свет. Партер шумно вставал с мест и с облегчением покидал зал (они побывали здесь, отсидели). Появились знакомые лица фанов. Каждый что-то говорил, обрывки впечатлений, эмоции, попытки узнать еще что-нибудь. Знакомились те, кто еще не знал друг друга. Нас было в этом зале совсем немного, может быть, человек 40, раскиданных по разным рядам и уровням. Теперь в пустом зале было особенно остро видно, какую малую часть от зрителей мы составляли. Но мы все-таки были!
Утром московские клубовцы отправились в аэропорт провожать Дэвида, но кажется, им это не удалось, т.к. он улетел на час раньше намеченных 7.00 утра.
Через несколько недель из новостей мы узнали, что Дэвид был крайне недоволен приемом в России, и обещал никогда больше сюда не приезжать. И ведь держит свое слово до сих пор! Так что "тот день не повторится никогда", хотя, как говорится "надежда умирает последней".


 



                             
Эксклюзивные фотографии с пресс-конференции принадлежат  MaryAnn  с  русского форума ДБ


фанзин "AFTER ALL"  3. 1996
 


журнал "Дилижанс"  7. 1996   -   об альбоме Outside и о визите в Москву




фанзин "AFTER ALL"  3. 1996

Интервью Троицкого с Боуи в 91-м          Интервью Майка Гарсона для "After All"           Боуи, Queen & фанат Queen 



газета "Сегодня"  15.06.96                      газета "Сегодня"                     газета "Мир новостей"  07.96

               




 

см. также пост Дэвид Боуи + А.К. Троицкий в "Кафе Обломов"

P.S.
   Среди нас наверняка ещё остались живые свидетели этих событий  -  очень прошу вас поделиться личными впечатлениями и, возможно, дополнениями к посту - например, фотографиями.
 
первый концерт, на котором я побывал. начал он с the motel - не узнать её довольно трудно. с другой стороны, я многие другие песни тогда еще не знал и не узнавал. ту же my death - один из лучших номеров того вечера.


И как показался сам концерт? Я вот не была, к сожалению, но, глядя на это в записи, даже не зная подробности (про публику в первых рядах и т.д.), я ощущала гнетущую, тяжёлую атмосферу. Поэтому почти не смотрю его, предпочитаю другие с этого тура. Многие говорят так же, но многие, наоборот, очень любят этот концерт. А ты как?
сбивчиво
спасибо! круто, сразу все вспомнилось :-)) даже то, чего я не знала :-) у меня тогда английский был совсем никакой, плохой школьный, да еще и общий шок - ничего, в общем, я тогда не понимала, сидела и просто смотрела
зато хорошо помню, как мы вообще добились этой встречи. большой толпой ждали у отеля, потом почти все разошлись, дела - а мы остались втроем кажется: я, Лиля и еще один парень. и кто-то из них узнал Коко в холле отеля, кажется. Она и охранник вроде как собрались гулять по Москве, а мы их сопровождали :-)) От Маяковской доехали на метро до Красной площади. А тогда как раз выборы президентские были - чуть ли не в тот же день. И меня Коко спрашивала, за кого буду голосовать, а мне недели недоставало до 18 :-))
Очень обидно, конечно, что я английский не знала, почти ничего спросить не удалось. Погуляли мы их, вернулись в отель, они взяли у нас для автографа бумажек (я билет свой отдала, у меня тогда еще никакого другого фэнского материала не было), а потом вынесли. Ну и тогда вот как-то умудрились договориться, что Дэвид нас "примет".
Это был первый опыт такой у меня, и первый рок-концерт - и все это посреди сессии. Я после концерта пришла к подружке готовиться к культурологии, а в ушах сплошной Боуи. :-)
Сейчас каждый раз, как мимо Мариотт-отеля прохожу - вспоминаю :-)
Небольшая лепта
Как время летит, мама дорогая...
Я вообще-то идти не собиралась, ибо отчетливо представляла себе стоимость билетов (а я на тот момент не работала) - раз, и не являлась (как не являюсь до сих пор) страстной поклонницей, скорее, ценю и уважаю - два, посему одалживать денег не хотела. А вот моя кузина - тру фанатка, как сейчас говорят. Она заняла денег мне на билет у моей же подруги (!), таким образом моя участь была решена. Билеты были у меня на балкон (где я честно и просидела все время, тогда зрение еще позволяло), у кузины - в партер, конечно же.
Услышав My Death, очень удивилась, но порадовалась, и вообще, концерт оставил крайне положительное впечатление, несмотря на чудовищные акустические ямы в КДС.
Очень хорошо помню, что когда мы шли обратно, кузина подпрыгивала при ходьбе на месте и кричала про My Death: "Он всю песню смотрел на меня, только на меня!".
Спустя несколько лет выяснила, что где-то в партере также обретался один товарищ с другом (познакомились мы только через пару лет); тогда как-то еще лучше все помнилось и мы долго все обсуждали, а вот сейчас уже осталось, скорее, общее ощущение.
PS: "живые свидетели" в данном случае - хорошо звучит :)
Re: Небольшая лепта
Ага, начёт "живых свидетелей", я надеюсь, никто не обиделся ;)
Кстати, я тоже не пошла по сходным причинам: стоимость билетов и тогда (как и УЖЕ сейчас) не являлась страстной поклонницей :) Но, конечно, щас жалею - пропустить ТАКОЕ... :(
Но я замечаю, что совсем не запоминаю концерты, на которых была (очевидно, впечатления зашкаливают, и память вырубается), поэтому сама помнила бы сейчас ещё меньше вашего :)
Спасибо за ваши воспоминания :)
Да, помню концерт, ожили воспоминания. Так все и было: удручающе-удушающая обстановка в зрительном зале в партере, конечно, не могла совсем не повлиять на Боуи. Он же наблюдал это "с первых рядов". Наверное, когда он говорил, что ему не понравился прием в России, имел в виду совковый КДС. И эти смотрители, как церберы... Напряжение чувствовалось и вылилось в ту фразу Дэвида, что он поет не для тех, кто на вип-стульчиках, а для нас, тех, кто наверху.
Еще помню, что в какой-то момент мой муж помахал Дэвиду рукой, и тот махнул ему в ответ.)))
А сам концерт все равно был великолепный. Живой звук, голос - да что говорить - впечатлений не на один месяц. Такой подарок! Мы были счастливы.
мои личные впечатления: я очень просто купил 2 билета в билетной кассе на Преображенке, а моя подруга еще проще получила аккредитацию перед самым началом, потому хоть и студентка, но журфака))). Народ было немного перед началом, пустынное фойе КДС вспоминается. Выход Боуи в образе и абсолютное невосприятие его партером: этот диссонанс между Боуи, людьми в майках BOWIE – NIИ-PRICK и каким – нибудь Сергеем Крыловым (кто – то помнит этого пузана?). Я не буду оценивать качество концерта: звук, свет, и все такое...потому как при всей тогдашней пафосности (помните, на билетах написано было типа того; «банк Империал имеет честь пригласить Вас…».и так далее), получилось по-простому: КДС не место для концертов и Боуи сделал все, что мог в этой ситуации. Куда уж тут разным «сопутствующим товарам»? Мерчендайзингу всякому? Кстати и теперь–то не всегда бывает))). Помню, что когда мы зашли в КДС, то первым делом услышал саундчек? the motel -из-за закрытых дверей.
Очень порадовало, что Боуи не стал подстраиваться под вкусы «отечественного зрителя-потребителя» - мы получили концерт именно турне outside, а не так любимый The best, что до него, да и после, делали практически все. Исключение на тот отрезок времени – потрясающий концерт Марка Алмонда в театре оперетты тремя годами ранее. Все остальное – из серии «кто платит, тот и заказывает музыку».
Конечно, то, что случилось, когда Боуи обратился к галерке - это был шок, совсем не в кремлевском стиле))).
По окончании концерта фоткал я себя на фоне мумий у сцены, было весело.
И еще – с тех пор я в Кремле не был ни разу))))))

Да, выдать этой самодовольной пафосной публике Outside - очень достойно, да ведь иначе и быть не могло. И обращение к галёрке - метко, сильно и дерзко. В общем - то, что надо, и в этом весь Боуи. Было время, когда он в той или иной степени потакал вкусу публики, но это не его стезя, и к 96-му году его концерты The Best остались в прошлом.
А кремлёвский зал, наверное, именно с Боуи обошёлся самым дурным образом, что конечно особенно обидно.
Спасибо большое за напоминание об этом замечательном событии. Действительно, 12 лет уже прошло... Не могу сказать, что я все помню в деталях, но определенно некие воспоминания живы и по сей день. Все-таки мероприятие было довольно странное...
Что же касается видеозаписей Outside tour, навскидку могу вспомнить только бутлег из Хартфорда с NIN, неплохого качества, с большим количеством съемок с экрана. Какие-то еще были записи, посмотрю в свой список и отпишусь. Технически, московский концерт уже не был частью Аутсайд тура, насколько я помню.
А что значит, не был частью тура? Ведь программа была та же, что на европейском Outside туре и на следующем концерте в Германии. Правда, в Германии это был концерт уже в рамках фестиваля. Сам тур к тому моменту уже завершился?
Кстати, вспомнила, есть ещё любительская съёмка фестиваля в Фениксе в июле 96-го.
вспомнилось, спасибо
Сейчас еду в поезде на конференцию по Боуи в Питере и вдруг наткнулась на собственный опус об июне 1996-го, написанный где-то посредине прошедших лет. Я (Larry_L) и не думала, что этот текст еще где-то сохранился в сети. Огромное спасибо тем, кто нашел это, все вспомнилось "как это было", и факты и эмоции... Теперь всю дорогу буду в предощущении праздника